Манижа: «Моя дочь станет президентом!»

Теплый гость
Манижа: «Моя дочь станет президентом!»
Самая резонансная певица весны – о новой любви, старых ранах и семье.
Кто бы мог подумать, что про певицу Манижу Сангин, создающую современную этно-музыку, будут говорить и в Кремле, и в Совете Федерации, и даже в Следственном комитете России? Невероятно, но факт: простая, открытая и добродушная девушка, родившаяся в Душанбе, вдруг не угодила огромному количеству людей, которые шлют ей проклятия в соцсетях.
Любая другая на ее месте давно бы сломалась, закрылась и отказалась представлять Россию на «Евровидении». Но Манижа
пережила войну, уход отца из семьи, травлю по национальному признаку и еще много чего, что позволило стать ей куда сильнее, чем обычные хрупкие девушки, — она стала русской женщиной, о чем и поет в песне Russian Woman, которую привезла в Роттердам.

Манижа, главный вопрос, который волнует нас после угроз в ваш адрес: что с безопасностью? Охрана у вас есть?
Может, и не стоит об этом говорить, чтобы никого не провоцировать, но до сих пор нет (смеется). Я думала об охране, но потом приняла ситуацию, в которую попала. И теперь страха нет. Если ко мне подходят на улице фотографироваться, с радостью это делаю, не прячусь.



Не так давно Наргиз Закирова, финалистка шоу «Голос», подала в суд на подписчика, порочащего ее честь. Не было желаниясделать то же самое? Чтобы другим неповадно было.
Таких случаев, чтобы я могла обвинить человека в клевете или других нарушениях закона, пока не было. Но в целом считаю, что буллинг (травля) в сети должен контролироваться. Некоторым людям кажется, что грубые оскорбления или клевета, порочащие честь артиста, останутся только в комментариях и никто за это не ответит. Это не так. Важно знать свои права и отстаивать их — такие примеры есть.

Агрессивные жесты в ваш адрес были? Подбежали, попытались облить зеленкой, например…
Слава Богу, нет. Были другие странные вещи. Посты с фейковых аккаунтов, где на фоне свастик, черепов или коммунистических символов люди отмечали меня и писали дикие вещи. Это очень неприятно. Никто не может быть готов к такому. Но, с другой стороны, за время подготовки к «Евровидению» у меня выросла огромная броня. И защитная стена в виде большого числа людей, что ежеминутно меня поддерживают.

Номер для «Евровидения» — как он создавался?
Не  было цели сделать супертехнологичный номер. Мы придумали его за ночь до выхода на сцену национального отбора на Первом канале. Была задача отразить смысл песни и реализовать меня как артистку. А я люблю работать вживую, люблю камеру и не люблю, когда много спецэффектов. Так что решено оставить много движения и минимум высоких технологий.

Во время перелетов, переездов чем вы обычно заняты? Читаете?
Стараюсь. Недавно прочла книгу американского автора афганского происхождения Халеда Хоссейни «Бегущий за ветром». Он написал очень трогательный роман про то, как люди после войны в Афганистане, который был крайне прогрессивной страной (женщины ходили с непокрытой головой, а мужчины были стильными, модными и образованными), начинали жизнь заново,
переехав в Америку. Работали заправщиками или продавцами на рынке. Что чувствовали они, имевшие высокий статус на родине. Очень сильная, яркая, сочная книга. В основе — отношения людей и навязанные обществом стереотипы, с которыми им приходится жить. Порой они друг в друге не видят друзей из-за национальности. Такая брезгливость распространена и отвратительна.

Словом, и в литературе вы подобрали роман на любимую тему. Война — это самая тяжелая из всех ваших психотравм?
Наверное, нет. Но только потому, что я переработала это внутри себя… Хотя война по большому счету и не прекращается. Она везде и во всем. Война – часть нашей жизни. В 2021 году в том числе. Все, что связано с капитализмом, часто ведет к войне.


В одном из интервью еще до «Евровидения» вы признавались, что влюблены. Судя по вашему настроению, счастливо и взаимно?
Дай Бог, дай Бог (воодушевленно улыбается).

Суженый имеет отношение к искусству?
Да, имеет, но мы, скажем так, работаем в разных сферах.

Познакомились на концерте?
Это расследование, да? Нет, мы знали друг друга много лет, дружили, а потом – вот…

Вы выросли в огромной семье, где много братьев и сестер. Что это вам дает?
Большая семья учит искусству дискуссии. Общество может быть здоровым тоже только тогда, когда в нем есть дискуссия людей с полярными мнениями. Когда никто не перетягивает одеяло на себя и не запирается в вакуум. Наоборот – если возникло недопонимание, садимся за один стол с теми, кто не любит таджиков, к примеру, и обсуждаем, по каким причинам это происходит. Так что большая семья помогла мне стать такой, какая я есть. Все конфликты мы разрешали за общим столом, не скрывая друг от друга ничего. Сложно иметь большую семью. Это не фантастическая сказка из мультика. Да, это сказка, но с большим воспитательным аспектом, что довольно непросто. В нашей семье все очень разные, у каждого свое мнение, но я благодарна, что у меня такая большая семья.

Вы можете представить себе, что у вас будет пять детей?
Не знаю (смеется). Я так далеко не загадываю. Могу сказать, что такая мысль меня не пугает. Я люблю детей, шумное общество и когда рядом много людей. Вот, например, сегодня вдруг поняла, что моя дочь станет президентом. Ну, или внучка.

России или Таджикистана?
Пока не знаю. Это уж как получится.



Текст